Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Легитимный приц Лимон

Оригинал взят у ludmilapsyholog в Легитимный приц Лимон
Френды пишут:

Оригинал взят у a_n_d_r_u_s_h_a в ходили в тиянтер
Содружество актеров на таганке
Чипполино



По сценарию революции НЕ ПРОИСХОДИТ.
Ходоки добираются до принца Ле Мона и он тупо отменяет незаконные указы.
После чего герр Ле Мон остаётся легитимным правителем Ле Монии.


Я так понимаю, скоро запретят само слово.
В едином учебнике истории заменят на "согласованные акции".
На картине Делакруа спереди пририсуют рамки металлоискателей и барьерчики.
А заодно перепишут Джельсомино, Трех толстяков, Аэлиту, Отверженных, далее везде.

Предлагаю посмертно дать Кафке российское гражданство, honoris causa.

Хиппи, невесты и прочие безобразия

В субботу были же в Царицыно - свадебный рай, хиппи на поляне за дворцом. Хиппи сидели, курили, пели песни. Мы прошли совсем рядом - но постеснялись влиться в компанию. А может, вполне можно было - хиппи ж. Папа очень хотел. А Наську куда-то несло, пришлось идти за ней.
Невесты же все как одна держали букеты, эту надежду старых дев, в кулаке, как гранату, из последних сил зажав наполовину выдернутую чеку. Одни с решительным блеском в глазах, другие с некоторой брезгливостью. Женихи все как один зевали. Один, правда, не зевал. Они с невестой целовались картинно на фоне дворца, прижимали друг друга к стене, носили друг друга на руках и принимали выразительные позы. А вокруг них бегал оператор с профессиональной камерой, оснащенной микрофоном. Сантиметров тридцать микрофон-то. И оператор бегал, снимал, переставлял то жениха, то невесту... Говорят, это сейчас модно - снимать такие фильмы про свою свадьбу с собой в главной роли - штоп гламурно и память на всю жизнь. Или вот тоже. Лавстори, прости господи, в фотографиях. Жених и невеста имитируют первое свидание, первый поцелуй, первое что-нибудь еще, гуляют по памятным местам под прицелом фотокамеры. Не понимаю. Одно дело живая съемка, хроника, и другое - "повторить на память". Зачем? Ценность мгновения в том, что оно проходит. Ну и вообще, фальшивка и есть фальшивка.
А вообще, в Царицыно нас обидели не так давно. Купила билеты на концерт. Рахманинова обещали. Приезжаем. Бабушка внучку первый раз ведет музыку слушать, радуется больше самой внучки. Внучка тоже настроилась. И тут нам бах - и сообщают: а концерт перенесли. На два часа раньше. А чо вы на сайт к нам не зашли? Там объявление висело. Идите билеты сдавайте. И ваще. Выискались тут любители. Бабушка грозилась натравить на них все тырнет-сообщество, я ей обещала. Это мне, конечно, не по силам и лень. Но вообще, в принципе, так сказать, товарищи, если вас вдруг сдуру понесет в Царицыно слушать классику, имейте в виду - они ради того, чтоб слупить денег за свадьбу какого-нибудь толстопузика запросто Рахманинова, вас и вообще все к чертовой матери способны похерить. Поэтому смотрите объявления на сайте. Прямо до самого концерта с сайта не вылезайте, а то вдруг у них чо срочное.

Итоги и планы (многабукаф напоследок, как обычно, ни о чем)

Конец года, а у нас как всегда всё только начинается. Причем начинается так, что никаких каникул не предвидится, а предвидится совмещение работы с бурным отдыхом и дома сидящим младенцем. Я так отвыкла. Я привыкла разделять удовольствия. Ну хотя бы ребенка и работу.

Collapse )



В общем, спасибо вам всем, что вы есть, простите, если что не так, будьте счастливы. Еще раз с наступающим.

Про Васю и его папу, Кощея Бессмертного

Вот, очередная история для Заповедника Сказок... Что-то я разошлась... Не ввести ли новый тэг? А и введу. А история - под катом:)
Жил-был в одном маленьком городе маленький мальчик.Collapse )

Ах, картошка...

По телеку репортаж с родины - про картошку. Ну, в смысле, студенты по-прежнему ездят. Мало, но ездят. И видео: усыпанные желтыми картофелинами грядки, мацепуры - все те же, что и в моей далекой уже юности - движутся по бескрайним полям. Потаскуны и браздарки вершат свой тяжкий труд. Грузлы бухают на Зюрзе. Комиссар Федор Мартынов и доктора Слава Жуков и Николай Пирогов ломают головы, чем развлечь усталый народ после борозды. Завхоз Миша, чей акварельный портрет потом полгода украшал скромные стены нашего жилья, упер в селе потерявшегося теленка, и сегодня у нас будет мясо на ужин (легенда такая, до сих пор не знаю, правда ли. Вряд ли, конечно). 
Четвертая бригада под руководством Наташки Лукиной сидит на мешках  (и я тоже сижу) и трескает  сухари. Мимо проходит доктор Жуков в черном длинном пальто, черной шляпе, с огромным крестом на пузе и вопрошает торжественно: " У когоооо  жидкий стууул?" Четвертая отвечает ему дружным презрительным хрустом сухарей. В четвертой ни одного случая дизера, между прочим.
Вечные наши противники и лидеры всяческих соревнований, шестая бригада под руководством Людмилы Загуменновой ( в народе Загумешки) пашет, перевыполняя норму. Мы щас посидим и тоже рванем. И перегоним, да. Ну или не перегоним, плевать.
А вечером будет концерт, и ваша покорная слуга в паре с коллегой по борозде будет таскать поперек сцены огромный котел на палке и восклицать в толпу мрачным дискантом: "Жрите кашу, мать вашу!" Третий выход, помнится, имел успех.
И мокрые шмотки, не просыхающие в сушилке до конца. И пижонистые голубые штаны, безнадежно испорченные в первую же смену. И потрескавшиеся пальцы. И обморок на поле под ясным небом. И бесконечная ностальгия потом, каждую осень.
Ничего не изменилось, и не было никаких двадцати лет после. Такой вот сладкий сон. Хоть какая-то польза бывает от телека...

(no subject)

Ну вот, напряг сбросила, успокоилась немножко, детку с губешкой гулять отправила с папаном, можно за вчера отчитаться.
Вчера мы ходили подтверждать московское происхождение младенца на предмет садика. Поток народа на этой народной тропе был поистине потрясающий: я, пока шла, еще двоих на верный путь поставила - заблудились. Так и шли вместе. Одна девица из Пышмы оказалась. Москва называется - куды ни плюнь, все с Урала. Приходим - несколько кабинетов, везде очереди. Спрашиваю: куды стоять? говорят - все равно куды, хоть на улицу. Ну, становлюсь в какой-то хвост. Через пять минут, что поразительно само по себе, хвост рассасывается.Вхожу. Сидит мальчик. Суровый такой. В комп смотрит, не отрываясь. Документы требует. Проверяет и говорит: дескать, в марте ждите, придет вам щастье по почте, в какой сад вы зачислены. Я аж подпрыгнула. И все, говорю? он хмыкнул и говорит: Ну, будем надеяться, что все. И ушел. Я тоже собралась и ушла. Офигевшая. В общем, будем ждать, что там придет в марте... и чем все это с садом кончится. Хотя если в саду и правда будет так, как Лукьяненко описывает, прямо я не знаю, может, не водить девочку никуда?
А вечером мы пошли в театр. Сатиры. Не знаю почему. Ставили водевиль "Кошмар на улице Лурсин". Режиссер Ширвиндт, в главной роли Федя Добронравов. Кхгм.... всю дорогу какие-то в меру пошлые и совершенно несмешные шутки, из запомнившегося - тетенька лет под писят в блестящих шортах с павлиньим хвостом - очевидно, символизировавшая всех на свете танцовщиц канкана... Сюжет примитивный, шутки, повторюсь, несмешные. Из плюсов: очень уютный зал, забитый практически до отказа, дешевые билеты, одно действие (со второго мы дружно решили валить, но его, слава богу, не было). Из удивительного: Федя еще и прилично поет, зал принимал артистов тепло, с готовностью реагировал на шутки, в конце устроил овацию (мы воспользовались и быренько оделись без очереди). Просмотрели репертуар. С удивлением поняли, что смотреть в "Сатире" в принципе нечего. Разве что "Мольера" - и то для сравнения - в Е-бурге было, на мой взгляд, вполне прилично поставлено в свое время.
Зато в соседних театрах (аж в двух) дают Сирано. В одном играет Суханов, во втором не разглядела, но я б сходила на оба, ибо идеалистические представления о том, как актеры портят пьесу, в далеком прошлом - теперь у меня интерес профессиональный: ну-ка, ну-ка, удастся ли актерам испортить эту пьесу? Поживешь с драматургом, научишься есть всякую гадость...
Потом (поскольку времени было всего-то полдевятого) немножко подумали, вернуться ли домой смотреть Тырсу или пойти еще куда-нибудь и, конечно, пошли. Сначала в Штольню (она там рядом). Но в Штольне не было пирогов - это раз. Рейтинг ея упал, соответственно, до нуля.Потом пошлиии, пошлиии, папа прочел мне очередную лекцию пра рок, на этот раз хевиметал, я предложила ему написать про это книжку, он сказал, подумает. И мы тем временем пришли в кафе "Вокзал" в районе Новослободской. Там мы чучуть перекусили - папа всякой бякой, а я клубничной халвой (клубника ням, халва фу, но они раздельно плавали, я клубнику отловила), чесночными гренками и безалкогольным коктейлем "Зеленая обезьяна - мята, лимон и еще что-то. Внутри что-то сразу забулькало... Потом папа жахнул писят грам "Кедровой", и мы пошли смотреть памятник Венечке Ерофееву. Веничек, жаль, не прихватили - по дороге не попался, зато попалась палаточка, торговавшая при свете свечи...
Памятник Венечке состоит из двух фигур - непосредственно Венечки и Комсомолки с косой до... пояса. Стоят они на Площади Борьбы, недалеко от дома Тринадцать, и заметены таджиками по самые уши. Какая сволочь придумала под памятник снежок скидывать, которого за зиму как раз писателю по макушку накидали, я не знаю, но точно знаю, что "Москву-Петушки" она, эта сволочь, не только не читала, но и знать о нем не знает. А народная тропа не зарастает все равно - пока мы стояли, и папа мне рассказывал, как этот памятник открывали, пришла экскурсия из трех мужиков. Они молча постояли, один рассказал про комсомолку и ея косу и слезу, второй спросил нас: "А вы читали?" - на что папа возмутился: "Я фильм про него делал!" - и он правда делал. Но "Тэфи" ему дали, кстати, не за это, а за Вампилова. Ну, тоже ничего. В общем, после этого мы долго шли домой и по дороге придумали две истории - "Гот и Антидот" и "Жила-была Останкинская башня" - я вам их потом, может быть, когда-нибудь расскажу. Смешные.
А щас я вам расскажу, как открывали памятник Венечке. Спонсором выступил завод "Кристалл" - ну это который водку делает. И поэтому на открытии всем наливали по стописят водки и портвейн. И даже чего-то на закусь было, кажется, сосиськи. Сначала все стояли за водкой, но водка быстро кончилась, и народ перестроился за портвейном. А в сторонке стояли друзья писателя, скорбно глядели на всю эту камарилью, и один из них тихо заметил, что надо вовсе не понимать Венечку, чтобы вот так... Папа говорит, все эти люди уже умерли... В общем, он меня уговорил, я, пожалуй, все-таки дотянусь ручонками до шедевра.