Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

На улице

1. В прошлую пятницу гуляем в парке. Сидим на причале, кормлю Настасью кукурузой. Руками отщипываю зернышки и кладу в рот. Рядом лоток, где я кукурузу покупала, продавщица - молоденькая девочка, смотрит на это варварство и бежит ко мне с пакетиком, с целью научить не сувать грязные руки в рот младенчику, а вот пакетиком, пакетиком - типа так удобнее. Типа деликатная девочка, только вот чего в чужие дела полезла - от сугубой, видать, деликатности и тонкости мировосприятия. Ну и от большой любви к младенчикам, соответственно. Решительно объясняю девушке, что кормить собственного младенчика буду так, как мне лично удобно (не будешь же ей предъявлять средства гигиены, которыми пользовалась, да и вообще семь грамм грязи в день - сами знаете, физиологическая норма). Грустная девушка уходит, мысленно предрекая детке дизер и смерть от грязных материнских рук.
Напротив меня сидят две тетки, по виду - старые девы, обсуждают какой-то концерт классической музыки, перемежая это дело сплетнями.
Кораблик собирается отчалить. Подходит семейство: папа, мама, двое пацанов. Папа берет билеты. Мама интересуется у капитана: Скажите пожалуйста, а  там на середине реки есть где-нибудь место, где можно детей топить? Шокированный капитан мотает головой. А если я доплачу? - настаивает мама и лезет в кошелек. Я ржу.
Я ржу не потому что сама готова утопить собственного младенца, но потому что иногда, каюсь, испытывала подобные желания, когда Славику было от трех до семнадцати. Сейчас, с девочкой, реже, можно сказать, никогда, но сейчас у нас папа. А тогда все прелести воспитания достались мне одной. Полной горстью. Поэтому я ржу.
Девушка у лотка осуждающе округляет глаза и качает головой. Удивительно, что за голову не хватается.
Тетки на лавочке возмущенно глядят в сторону бессердечной матери и одновременно ржущей меня. "Бог вас за эти слова накажет!" - произносит одна. И на всякий   случай повторяет. И потом они долго рассуждают, как это отразится на психике детей. И девушка у лотка рассказывает, как она до сих пор помнит, как мама на нее замахнулась. Не ударила, нет, но замахнулась. Я чувствую себя чудовищем, но никак не могу прекратить ржать.  И почему-то мне опять кажется, что эта возмущенная троица в делах воспитания подрастающего поколения - безнадежные теоретики. Впрочем, у лотошницы надежда есть. Будем надеяться, ей никогда не придется жаждать утопить своих отпрысков, даже с доплатой. Хотя, если честно, надежды мало.
2. Захожу в магазин. В магазине есть служебный выход. Из этого выхода только что вышел экспедитор. И не закрыл его. И одна продавщица другой говорит: нет, ну ты посмотри на него. Путин, елы. Ну, край, Медведев. Никогда за собой сам не закроет. Про вертикаль власти, я щетаю, все сказали.